Просроченный кефир

Я люблю наблюдать за тем, о чём говорят люди, в фейсбуке. И по утренним передачам Соловьёва на Вестях фм (грешен). И, слушая сегодня Соловьёва со Злобиным, их обсуждения того, что Обама о-го-го, судя по его последнему выступлению перед конгрессом (и безработица уменьшилась в два раза, и за более «справедливую» нарезку выборных округов он борется, и вообще, США — тот ещё гегемон), запнулся ухом за фразу Соловьёва о том, что если вам (то бишь слушателям) нужен елей в уши, то идите на… другую радиостанцию, если нужен вой либералов, то на «Эхо», а он, Соловьёв, это труъ, правда и всё такое. Я подумал, что правда-то правда, но забывать, что это правда Соловьёва, не надо, да и засобирался на работу.

В метро уже, полистывая фейсбук, наткнулся на комплиментарный пост о дебатах епископа Кентерберийского с Докинзом, с ссылкой на дискуссию, но я по ссылке не пошёл, а пошёл в комментарии, потому что там интереснее. А в комментариях Тимофей Шевяков, журналист, обзывается по-детсадовски, и с ним соглашаются, потому что хотят, видимо, парить на уровне епископа и Докинза, а не месить обычные го́вна бокса по переписке.

И здесь я снова подумал (это происходит достаточно часто со мной). Подумал, что темы в фейсбуке — это или леденящий душу арктический лис, или мнения. Иногда я представляю фейсбук этаким морем или жировой складкой, по которой, волна за волной, катятся мнения, репосты мнений, комментарии на мнения, комментарии на комментарии на репосты мнений. И это, наверное, хорошо. В любом случае, это не самый худший способ убить время. Это также поддерживает во мне мысль, что ум — вещь сложная и им нужно уметь пользоваться.

«Указую боярам в Думе говорить по ненаписанному, дабы дурь каждого видна была!» — не писал Пётр I, да и не важно, потому что тоже смысл имеет. Человек пишет, и за любым текстом видно человека, который этот текст писал, и дурость его в том числе. И это прекрасно, потому что, чтобы быть живым в социальных сетях, нужно писать, и много. Котики, смешные видосики и цитаты великих, которые не произносили зачастую ничего подобного, способны публиковать и роботы, но чаще всего это люди, предпочитающие шипучку граниту. А я предпочитаю демонстрировать, нагло и вызывающе, свою дурость. Чем я хуже других?..

Проезжая на автобусе мимо автозаправки, привычно посмотрел, сколько стоит бензин. Он стоил 44 рубля за литр и, в качестве упражнения, подумал, как это можно было бы обыграть с позиции караул-либерала, караул-патриота, ура-патриота и лоялиста. Ну да, это на заправке Neste, за 98 E5, и не 44, а 43 рубля и сколько-то там копеек, но это же мелочи. Правда меняют они буквально всё, но кто обращает внимание на мелочи? Да никто. Хотел бы написать, что мне от этого «нестерпимо омерзительно и чудовищно стыдно», но нет. Читаю, иногда смешно, иногда злюсь так, что руки чешутся что-нибудь написать.

Вот недавно какой-то представительный мужчина в фейсбуке написал много букв о том, что с властью в России у народа общественный договор, поэтому вынь да положь пункты обогрева через каждые тридцать километров на трассе Орск-Оренбург. А вот понимания, что тот же общественный договор предполагает, что граждане страны должны выполнять рекомендации, которые даёт государство («Граждане, не покидайте жилищ, бо непогодится!») и договор — это штука, которая предполагает обязанности всех сторон, участвующих в нём, я у него в тексте не увидел. Я уж молчу о такой замечательной вещи, как «подумать». Перед тем, как поехать за двести километров зимой в метель.

«И причём здесь просроченный кефир?» — спросите вы. А с него началось утро. Он лежал в холодильнике, купленный в прошлом году и никем невостребованный. Срок годности у него закончился в последний день ушедшего года, а мои руки дотянулись до него только сегодня. И быть бы ему метафорой или левой ногой, с которой началось утро, но в метро я видел ребёнка, читающего Льва Гумилёва, «Древняя Русь и великая степь», судя по обложке. И это как-то примирило меня и с просроченным кефиром, и с правдой Соловьёва, и с фейсбуком вместе взятым. Даже и не знаю почему.